«Сжечь – не значит опровергнуть»

17 февраля 1600 года, в Риме сожжен Джордано Бруно.



Так за что же сожгли Джордано?

Католическая церковь за последние десятилетия осуществила настоящую революцию, пересмотрев массу решений, некогда принятых инквизицией в отношении учёных и философов прошлого.

31 октября 1992 года Папа Римский Иоанн Павел II реабилитировал Галилео Галилея, признав ошибочным принуждение учёного к отречению от теории Коперника под страхом смертной казни, осуществлённое в 1633 году. Как и Галилея, в конце XX века официальный Ватикан задним числом оправдал многих, но только не Джордано Бруно.

Более того, в 2000 году, когда отмечалось 400-летие казни Бруно, кардинал Анджело Содано назвал казнь Бруно «печальным эпизодом», но тем не менее указал на верность действий инквизиторов, которые, по его словам, «сделали всё возможное, чтобы сохранить ему жизнь». То есть и по сей день в Ватикане полагают суд и приговор в отношении Джордано Бруно оправданными.

Чем же он так насолил святым отцам?

Отцов церкви беспокоило то, что «особый взгляд» Джордано Бруно на веру имеет популярность среди влиятельных особ. Позиции Римской церкви к тому времени и так основательно пошатнулись, и появление ещё одного религиозного философа грозило католической церкви новым расколом. От брата Джордано требовали покаяния и отречения от своих идей, но Бруно упрямо стоял на своём. Следователям явно не хватало таланта, чтобы поколебать позиции упрямца в философских дискуссиях.

При этом приверженность теории Коперника и её творческое развитие хотя и фигурировали в обвинении, но явно интересовали инквизиторов в куда меньшей степени, чем покушения Джордано Бруно на постулаты самого религиозного учения.

Полный текст приговора, вынесенного Джордано Бруно, не сохранился, а во время казни и вовсе творилось нечто странное. Собравшимся на площади зачитали обвинение так, что не все поняли, кого, собственно, казнят. Не верит, дескать, брат Джордано в непорочное зачатие и высмеивал возможность превращения хлеба в тело Христово.

В отношении Джордано Бруно в обществе по-прежнему присутствует раскол: для светских людей он философ и учёный, пострадавший за свои взгляды и идеи, многие из которых оказались верными, для церкви — разрушитель устоев, «духовных скреп», не подлежащий реабилитации.
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.