"Марш смерти" в Пальмникене

Как все таки интересно переплетаются исторические события.

22 января 1945  в порту Гдыни госпитальное судно «Вильгельм Густлофф» начало  принимать на борт беженцев.



В это же самое время заключенных из филиалов крупного концентрационного лагеря Штутгоф, расположенного в 37 км. от Данцига (Гданьск) в Восточной Пруссии — пешим маршем погнали в Кёнигсберг.





26 января колонна в 6500 человек из
Кёнигсберга направилась в Пальмникен, это около пятидесяти километров. Марш начался ранним утром. По пути конвоиры расстреливали  пленных, которые не выдерживали этого испытания, причем первые убийства начались еще в городе. Трупы просто оставляли на обочине. Из шести с половиной  тысяч пленных до Пальмникена дошли только около трех тысяч человек. Колонна вступила в поселок ночью 27 января 1945 года. На следующее утро на отрезке пути между Пальмникеном и Зоргенау протяженностью два километра были обнаружены 300 трупов.

«Вильгельм Гуслофф» продолжает принимать беженцев. Сначала людей размещали по специальным пропускам — в первую очередь несколько десятков офицеров-подводников, несколько сот женщин из флотского вспомогательного дивизиона и почти тысячу раненых солдат. Позже, когда в порту собрались десятки тысяч людей и ситуация осложнилась, начали впускать всех, предоставляя преимущество женщинам и детям. Поскольку запроектированное количество мест были всего 1 500, беженцев начали размещать на палубах, в переходах. Женщин-военнослужащих разместили даже в пустом бассейне. На последних этапах эвакуации паника усилилась настолько, что некоторые женщины в порту в отчаянии начали отдавать своих детей тем, кому удалось подняться на борт, в надежде хотя бы таким образом их спасти.

Добравшись до Пальмникена предполагалась загнать узников в штольню янтарной шахты и расстрелять. Но эсэсовцы встретились с сопротивлением там, где не ожидали найти его: директор шахты Ландманн не дал использовать штольню для массового убийства. Утром прибыл директор имений  Ганс Файерабенд. В этой местности Файерабенд пользовался высоким авторитетом. Майор запаса первой мировой, он также являлся комендантом пальмникенского фольксштурма. Файерабенд представлял собой непреодолимое препятствие.  Он заявил: пока он жив, евреев будут кормить, никого не убьют, Пальмникен не должен стать второй Катынью. Он велел забить скот на мясо, принести и раздать солому, горох и хлеб. В заводской столовой истощенным пленникам приготовили поесть.

30 января в 12:30 «Вильгельм Густлофф» в сопровождении двух кораблей охранения наконец отошёл от причальной стенки. В 21:04 подводная лодка С-13 под командованием А.И.Маринеско выпустила первую торпеду с надписью «За Родину», а затем ещё две — «За советский народ» и «За Ленинград». Примерно через час после атаки «Вильгельм Густлофф» полностью затонул. В результате  выжить удалось, по разным оценкам, от 1200 до 2500 человек из немногим меньше 11 тысяч находившихся на борту.

с 31 января на 1 февраля, под предлогом перехода на корабли, которые доставят всех в безопасное место, команда СС вывело заключенных  через северные ворота янтарной фабрики вниз по склону к морю.  Тех, кто дошел до берега, загнали в воду и открыли огонь. На раненых не тратили пуль – в такой мороз выжить в воде было невозможно. Из первоначальных шести с половиной тысяч в живых осталось лишь 13 человек.

Вот такая грустная история. При этом о Маринеску знают практически все. А то что случилось в Пальмникене, практически никто.





31 января 2016 г. в 12:30 час в посёлке Янтарный у мемориала Памяти жертв Марша смерти 1945 года. Траурный митинг, посвящён 71-ой годовщине Марша Смерти.

По материалам Википедии и Общественной инициативы по увековечиванию памяти жертв Холокоста в пос. Янтарный (Пальмникен)


Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.